КС поставил налоговые долги юрлиц в первую очередь

Конституционный суд (КС) ограничил государство в праве взыскивать с менеджмента ущерб от налоговых правонарушений компаний. Перекладывать штрафы на физлиц и взыскивать с них недоимки до исчерпания возможности погашения долгов юрлицом КС запретил. Это могло бы стать основанием для прекращения взыскания с Михаила Ходорковского и Платона Лебедева 17 млрд руб. по искам ФНС, чьи требования полностью удовлетворены при банкротстве ЮКОСа. Однако оговорка КС о возможности требования компенсации ущерба с физлиц, которых суд признает ответственными за использование юрлица как прикрытия, оставляет этот вопрос открытым.

Постановление КС вынесено по жалобам трех фигурантов уголовных дел о налоговых преступлениях — амнистированных экс-бухгалтера ООО «Темп» Галины Ахмадеевой и экс-главы МУП «Теплоэнерго» Станислава Лысяка и осужденного за уклонение от уплаты акцизов экс-гендиректора ликеро-водочного завода «Угловский» Александра Сергеева. Жалобы касались норм ГК, НК, УК и УПК (см. “Ъ” от 19 июня 2017 года), позволивших взыскать с них соответственно 2,8 млн, 8,2 млн и 142,5 млн руб. ущерба от неуплаты налогов их предприятиями. Недоимки взыскивались с физлиц, в том числе недолжностных, при недоказанности в суде их вины и присвоения ими средств и без учета возможности возмещения ущерба как компанией, так и ее привлеченными к ответственности работниками (их от взыскания таких долгов не спасает даже личное банкротство). На практике это приводило к двойному пополнению бюджета — параллельно юридическим и физическим лицами.

Основным выводом КС стала недопустимость «взыскания ущерба в двойном размере» (с юрлица — по НК, с физлица — по ГК): это «неосновательное обогащение бюджета» нарушает баланс частных и публичных интересов, свободу экономической деятельности и неприкосновенность частной собственности.
Это, отметим, касается и непогашенной задолженности (17,4 млрд руб.) экс-руководителей ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева — она была взыскана в 2005 году в рамках налоговых требований к ЮКОСу (99,3 млрд руб.), уплаченных в бюджет, по данным ФНС, еще в 2004 году (подробнее см. «Ъ-онлайн»).

Уточнения внесены и в правила взыскания с физлиц ущерба по налоговым делам. КС запретил перекладывать на них наложенные на юрлица штрафы и взыскивать недоимки и пени с работников до подтверждения невозможности исполнения налоговых обязанностей самим юрлицом. Как отмечает глава группы разрешения налоговых споров Goltsblat BLP Александр Ерасов, должны быть исчерпаны все средства взыскания недоимок, включая предусмотренные законодательством о банкротстве.

Но, если суд установит, что юрлицо служит прикрытием для действий контролирующих его физлиц, КС разрешил взыскивать с них долги, не дожидаясь ликвидации компании. Несмотря на презумпцию невиновности привлекать к ответственности за налоговые правонарушения компаний КС разрешил и тех, чье уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям (амнистии, сроку давности и т. д). Однако это, как и факт вынесения приговора, не означает признания лица причинителем имущественного вреда, подчеркнул КС,— доказать ущерб власти обязаны в гражданском процессе. При этом суд должен учитывать имущественное положение физлица, его способность погасить долги организации, наличие или отсутствие у него выгоды от налогового преступления и другие обстоятельства. Судья КС Гадис Гаджиев назвал это позитивной дискриминацией в отношениях с публичным собственником: КС «исходил из того, что нельзя возлагать на физлицо заведомо невыполнимые обязанности и несоразмерную совершенному деянию ответственность».
Дела заявителей КС велел пересмотреть (что не гарантирует отмены наложенных взысканий).
«Вряд ли было возможно ожидать от КС признания неконституционными оспоренных норм — это потребовало бы концептуального пересмотра всего института возмещения вреда и открыло бы для недобросовестных лиц неконтролируемую возможность по уклонению от уплаты налогов»,— считает руководитель практики налоговых споров «МЭФ-Аудит PKF» Александр Овеснов. Он оценил действия КС как смягчающие практику, «которая рассматривает вынесенные приговоры судов и решения о прекращении уголовных дел как условие, достаточное для возложения на соответствующих лиц ответственности за причинение вреда бюджету».
Александр Овеснов
Руководитель практики налоговых споров


Руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов, в свою очередь, отметил, что решение КС затрагивает и юрлица, которые арбитражные суды обязывают платить недоимки даже после их добровольного погашения осужденными физлицами. По мнению юриста, рамки и ориентиры условного, оценочного характера, которые определил КС, в большинстве случаев не станут серьезным препятствием для налоговых органов. Опасение эксперта вызывает и признание КС права налоговых органов подавать такие иски в отсутствие соответствующей нормы дополнительно к установленным НК конкретным случаям. Это отменяет основной принцип регулирования отношений с участием органов власти «Разрешено только то, что прямо предусмотрено законом», говорит господин Зарипов.

Партнер адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» Валентин Моисеев называет подход КС компромиссным и сбалансированным: с одной стороны, КС признает применение неналоговых инструментов (возмещение вреда в рамках гражданского и уголовного законодательства) для возмещения налоговых потерь бюджета, с другой — устанавливает гарантии для физлиц, с которых такие потери взыскиваются. Неоправданным считает юрист предложение КС отступать от установленных им гарантий, позволяющих избежать двойного взыскания ущерба, если организация-налогоплательщик служит лишь прикрытием для контролирующего лица. «Такое исключение открывает огромный простор для злоупотреблений со стороны налоговых органов»,— предупреждает он.

Другие комментарии: