Девелоперам сделают наценку

Инфляция в строительной отрасли по итогам 2018 года достигнет 5,4–5,6%, увеличившись на 0,5–0,7 процентного пункта (п. п.) относительно аналогичного показателя 2017 года. Такие прогнозы делает РАСК. По расчетам аналитиков, за минувшие девять месяцев показатель составил 5,1%, увеличившись на 0,2 п. п. относительно значения прошлого года (4,9%). По мнению гендиректора РАСК Николая Алексеенко, тенденция сохранится: он ждет, что в 2019 году инфляция в строительной отрасли превысит 6,5% и может достигнуть 8–9%.

Отраслевая инфляция фактически отражает динамику себестоимости строительства жилья и инфраструктурных объектов. При расчете показателя в РАСК учитывают изменения стоимости материалов, трудозатрат и других необходимых ресурсов. В период 2013–2015 годов отраслевая инфляция находилась на уровне 4,1–4,6% при среднем показателе по России 6,5–12,9%. «Это было возможно благодаря тому, что строительная отрасль полностью ориентирована на внутренний рынок и практически не зависит от импортных материалов»,— отмечает господин Алексеенко. В 2016 году показатель увеличился до 6,6% на фоне резкого роста спроса на первичное жилье, который стимулировало повышение доступности ипотечного кредитования. Но в 2017 году инфляция в строительной отрасли вновь сократилась до 4,9%.

Господин Алексеенко объясняет начавшийся в этом году новый виток роста отраслевой инфляции с удорожанием ресурсов: поставщики и подрядчики повысили стоимость на свои товары и услуги из-за высокой активности застройщиков. В 2019 году, как прогнозирует РАСК, к этому фактору добавится повышение НДС с 18% до 20% и переход строительного рынка на проектное финансирование. «Жилье напрямую не облагается НДС, но стоимость материалов увеличится, одновременно застройщики лишатся "бесплатных" средств дольщиков и будут вынуждены привлекать кредиты со ставками 5,5–6%»,— указывает эксперт.

Рост себестоимости строительства уже замечают и сами девелоперы. По словам директора по развитию ГК «Гранель» Андрея Цвета, в этом году она выросла на 2% на фоне подорожания материалов и оборудования. В 2019 году он ждет увеличения еще на 10%. По мнению председателя совета директоров «Бест-Новострой» Ирины Доброхотовой, пропорционально вырастут цены на первичном рынке жилья: «Другого выхода у девелоперов не будет: маржинальность проектов сегодня и так невысока, она не превышает 20%, в то время как в докризисные годы достигала 50%».

Но ситуация с НДС будет не такой однозначной. Директор департамента закупок ГК «А101» Георгий Криницын ждет, что его повышение автоматически увеличит стоимость материалов и услуг подрядчиков на 2–3%, при этом цены начнут повышаться уже в декабре этого года.

Но руководитель практики налогового консультирования «МЭФ-Аудит PKF» Клара Воробьева уверена, что о полном перекладывании этого роста на потребителей речи быть не может: бизнесу скорее придется идти на определенное снижение доходности. «Реальные располагаемые доходы населения снижаются, в этих условиях просто пересчитать цены с учетом новой ставки НДС получится лишь на рынках товаров повседневного спроса. Покупательская активность на рынках дорогостоящих товаров, таких как жилье, на этом фоне будет только сокращаться»,— полагает она.
Соглашаясь с этим доводом, управляющий партнер компании «Метриум» Мария Литинецкая предполагает, что рост себестоимости прежде всего станет проблемой подрядных компаний, которые составляют сметы и предлагают инвесторам свой расчет стоимости строительно-монтажных работ.

Ъ
Ъ

Другие комментарии:

09.09.2020 Ъ
Иммунитет от кредиторов
В апреле правительство России ввело полугодовой мораторий на банкротство, призванный защитить стратегические и системообразующие организации, а также компании из наиболее пострадавших от пандемии коронавируса отраслей. Эта ограничительная мера предполагала временный запрет на принудительное взыскание долгов и банкротство таких должников со стороны их кредиторов. О том, с какими проблемами после введения моратория столкнулись суды и чего ожидать бизнесу после снятия ограничений — пишет “Ъ”.
Поголовное прекращение дел всех должников, по которым не успели ввести процедуру банкротства, может привести к злоупотреблениям. Если к банкротству должника привели не пандемия и эпидемиологическая ситуация в стране и мире, то блокировка процедуры банкротства должна трактоваться как нарушение прав кредиторов и на таких должников мораторий распространяться не должен, высказал свои опасения в беседе с КоммерсантомЪ партнер МЭФ PKF Александр Овеснов.